Восточнославянские легенды о дуалистическом миротворении. Часть 2.

August 19, 2016

Восточнославянские легенды о дуалистическом миротворении. Часть 1.
Трудность разрешения вопроса о происхождении дуалистических легенд о миротворении связана со сложной природой самих легенд. Их сложную сущность так или иначе вынуждены были отметить все исследователи, и мифологи, и немифологи. Так, А. Афанасьев, пытавшийся объяснить легенды древним дохристианским мифом славян, не мог не отметить присутствия в них того, что он называл "очевидным стремлением народной фантазии возвести стародавний миф к позднейшим христианским воззрениям", 12 то есть христианских понятий. С другой стороны, А. Пыпин, полагавший дуализм народных рассказов о миротворении принесенным введением христианства, вынужден был признать, что народное "преданье не может быть вполне объяснено и влиянием чисто христианских понятий, потому что в библейском рассказе, который мог в этом случае руководить фантазией народа, злой дух является вполне отверженным: он вовсе не имеет в истории творения той роли, какую приписывают ему преданья". 13 И действительно, версия миротворения, содержащаяся в канонической книге Бытия, рассказывает о шести днях творения (Быт. 1:1-30) и о сотворении на седьмой день человека (Быт. 2:7) Богом, без участия Сатаны.

Единодушно отмечаемая всеми сложная природа народных дуалистических легенд о миротворении и объяснялась учеными сходным образом - ее связывали с теми временами, когда "летописец, пораженный действительным смешением в жизни христианских идей и обрядов с языческими, назвал наш народ двоеверным" .14

Процесс, в результате которого возникали такие сложные произведения, представлялся так: "Для своих эпических произведений народ... берет содержание из преданий своего прошлого, вносит в них свои собственные верования и нравственные убеждения, присущие ему в ту или другую эпоху его развития: и поэтому, если языческая старина служила обильным материалом для народной поэзии, то в свою очередь и христианские представления, воспринятые ... новообращенными племенами, должны были найти в ней свой живой отголосок. <...> История совершает свой путь последовательно, и... старое не только надолго уживается с новым, но и взаимно проникаются друг другом, перепутываются ...15 Так возникли многие средневековые апокрифические сочинения, так возникли и народные легенды, повествующие о создании мира, потопе и страшном суде...".16
Не случайно в связи с происхождением народных легенд вспоминают об апокрифах - памятниках легендарно-рели гиозной литературы, которая, будучи тематически тесно связана с каноническим писанием Ветхого и Нового заветов, в самих сюжетах или трактовке их заключала элементы, отвергаемые ортодоксальным церковным учением. В поэтической форме, черпая свой материал из античной мифологии, дохристианских и восточных религий, эллинистической философии и фольклора, обращаясь в основном в демократичес кой среде,17 апокрифы как бы дополняли официальные церковные произведения: "Тон (апокрифов - В.К.) был тот же библейский и евангельский... Если уже эта внешность производила впечатление, то самые рассказы представлялись как бы необходимым добавлением к тому, что не было досказано в библейских книгах и что было, однако, исполнено величайшего интереса для верующего, который, естественно, стремился ближе узнать тайны творения, недоставав шие черты священной истории, земную жизнь Христа, тайны жизни загробной. Апокриф доставлял обо всем этом множество самых завлекательных... подробностей. Там, где библейский и евангельский рассказ был краток и где невольно возникал вопрос, апокриф являлся, чтобы досказать то, чего не было в священной книге, и в представлениях читателя и то и другое сливалось в одну целую картину". 18
Возникнув в древнейшие времена, преимущественно в первые века христианства, апокрифы распространялись по мере распространения христианства. Они затрагивали важнейшие вопросы мировоззрения и, будучи близки пониманию народа, оказывали, как отмечалось, большое влияние на народное творчество и на народную мысль вообще.19
В древнерусской книжности известны апокрифические рассказы о первоначальном акте миротворения, в которых, наряду с Богом, участником творения являлся и Сатана в виде плавающей птицы гоголя. Естественным образом возникал вопрос об отношении славянских, русских космогонических легенд к рассказам о миротворении в этих сочинениях.
Апокрифическое сказание о миротворении было известно в научной литературе того времени главным образом в нескольких списках позднего письма (ХVIII в.) и под разными названиями: "Свиток божественных книг", опубликованный частично А.Н. Пыпиным; Сказание "Трудолюбивых мужей и боголюбивых, списано от божественных книг Василия Великаго, Григория Богослова, Иоанна Дамаскина о преславных прениих неведомых вещей" в рукописи, принадлежав шей В.И. Григоровичу и изданной позднее В.Н. Мочульским; сказание "О Тивериадском море", изданное Е.В. Барсовым. 20
К этим спискам и обращались в работах, связанных с рассмотрением народных дуалистических легенд о миротворе нии: чаще всего исследователи передавали содержание сочинений, ограничиваясь констатацией их сходства с устными дуалистическими рассказами, имевшими хождение в народе. Хотя апокифическое сказание читалось в довольно поздних рукописях, по мнению некоторых исследователей, содержание и форма его свидетельствовали о несомненно более древнем происхождении этого сочинения, 21 но с какого именно времени оно стало известно в нашей письменности и в народном обращении, оставалось невыясненным.

В.С. Кузнецова . Дуалистические легенды о сотворении мира в восточнославянской фольклорной традиции.

Share: