ВОРОН В РУССКИХ ЗАГОВОРАХ: МЕЖДУ МИФОЛОГИЕЙ, ФОЛЬКЛОРОМ И КНИЖНОСТЬЮ

August 23, 2015

Топорков А.Л. "Ворон в русских заговорах: между мифологией, фольклором и книжностью.

Образ ворона неоднократно привлекал внимание исследователей славянского фольклора (Сумцов 1890; Гура 1997:530-542; Васева 1998; Лома 2003), а также фольклора других народов (Мелетинский 1979; Мелетинский 1980). В настоящей статье предлагается обзор «вороньих» мотивов, представленных в русских заговорах.

Не ставя своей целью дать полный перечень этих мотивов, мы сосредоточимся главным образом на архаических заговорах, сохранившихся в рукописной традиции XVII-XVIII вв.

В заговорах ворон часто именуется «черным», иногда «вещим»; встречается словосочетание «черное воронище» (Богатырев 1993:230-231). В тобольском заговоре ворон стоит в одном ряду с медведем и другими черными зверями (РЗРИ 2010:541-542,№7). Развернутое обращение: «Проклятая птица, поганый, черный ворон!» (Харитонов 1847:153), имеет параллель в «Слове о полку Игореве»: «чръный воронъ, поганый половчине» (ЭСПИ 1995/1:10).

У ворона есть семья: «черный ворон, черная ворониця с малыми воронятами» (Астахова 2007:220-221, №106); «Полетишь ты, черный ворон <...> с молодой женой, с милыма детми...» (Астахова 2007:221, №107).

Файл Toporkov_-_Voron_v_russkikh_zagovorakh.pdf

Share: