Карачун

April 1, 2016

Карачун, по словам С.В. Максимова, - злой дух, олицетворяющий смерть, зиму и злые силы природы, он борется с добром, напускает лютые морозы, умерщвляет жизнь. Карачун в представлении древних славян - повелитель подземного царства, холода и тьмы, воюющий с главным языческим божеством - повелителем грома и молний Перуном.
У белорусов Карачун - злой дух, сокращающий жизнь, а в переносном смысле - нечаянная, преждевременная смерть. Карачун представлялся в виде старика с седой бородой в белой шубе, он ходит по морозу босым и без шапки, в руках держит лук и железную булаву, которой в гневе бьет о пень, вызывая вихри и рассылая их по земле, а стуком напускает трескучие морозы.
Слово карачун у русских обозначало также день С'пиридона-поворотника («солнцеворота») - 12 декабря по старому стилю (25 декабря по новому).
По мнению С.В. Максимова, слово карачун образовано от глагола коротать или прилагательного короткий, т.с. карачун - это время, когда дни предельно укорачиваются; именно в это время и появляется божество по имени Карачун.
В.Д. Бояркин и Л.И. Степанова выдвигают гипотезу о том, что при общей связи выражений со словом карачун, обозначающим злое языческое божество, обороты дать / задать карачуна возникли особым языковым способом - разложением глагола карачунить со значением «уничтожать, изводить», зафиксированного в словаре В.И. Даля [4], на семантически опустошенный глагол дать + существительное карачун по модели типа лескать - дать леща, стрекать - дать стрекача и т.п. [5. С. 60-67].

По мнению В.А. Строговой, слово карачун является древнерусским северным диалектизмом, древней новгородской инновацией от прилагательного короткий. Упомянутое в Новгородской летописи по синодальному списку под 6651 годом (1143 годом от Рождества Христова), слово карачун привлекло внимание многих ученых. Соответствующая запись гласит: «В лето 6651. Стояще вся осенина дъждева, от Госпожина дни до Корочюна...».

Начиная с Н.М. Карамзина, слово карачун объясняли как «пост перед Рождеством». Такое толкование оно получило на основе этимологической связи с прилагательным короткий (от коротких дней в этот период). Мнение Н.М. Карамзина в своих «Материалах...» приводит И.И. Срезневский: «Так назывался (думает Карамзин) пост перед Рождеством, от коротких дней» [6]. То, что Срезневский нс высказыва¬ет своего мнения о значении слова, приводя мнение Н.М. Карамзина, должно свидетельствовать в пользу того, что Срезневский разделял точку зрения знаменитого писателя и историка, хотя, может быть, и не был в ней до конца уверен (отсюда осторожность формулировки: «...думает Карамзин...»).
В. А. Строгова уточняет подобное толкование: анализ текста показывает, что корочюн - не Рождество, а (предположительно) 28 ноября (11 декабря по новому стилю), когда по святцам отмечали имена Иринарха, Василия, Стефана, двух Григориев и Иоанна. Эта гипотеза опирается на прозвище Гришка Корочун, которого так нарекли во второй половине XIX века, именно в конце ноября. В декабре же, когда дни начинали прибавляться, имя Григорий не могло ассоциироваться с корочуном: по святцам оно дастся в декабре только один раз -19 (1 января по новому стилю) и с осенними событиями нс связано [7. С. 129-136].
М. Фасмер приводит два значения слова корочун: «зимний солнцеворот, 12 декабря [по старому стилю]» и «смерть» [8]. К каждому из этих двух значений он дает ряд примеров и соответствий: к первому - уже известную нам цитату из Новгородской летописи под 1143 годом, словацкое слово kracun «рождество», болгарское крачун, крачунец - «рождественский день», а также «день св. Феодора (8 июня)». Ко второму - белорусское корочун со значением «внезапная смерть в молодом возрасте; судороги; злой дух, сокращающий день».
Слово craciiin есть в румынском языке (который, как известно, относится к романской ветви индоевропейской семьи языков), но пример из новгородского памятника, относящийся к более раннему времени, исключает, по мнению Макса Фасмсра, румынское происхождение слова карачун, более вероятно его славянское происхождение.
Славянское слово карачун, скорее всего, связано с сербохорватским крачати «шагать», чешским krdeeti, польским kroezve, верхнелужицким krodic, т.е. «шагающий, переходный день; день солнцеворота». В этом случае карачун соотносится со словами типа корачить, окорок и др.
В то же время образование слова карачун из короткий фонетически невозможно, так как все славянские языки имеют t [Там же].
Кроме того, М. Фасмср, со ссылкой на «Этимологический словарь русского языка» А. Преображенского [9], указывает на гипотезу А. Веселовского, по которой слово карачун является калькой латинского ad- ventus, а О.Н. Трубачев, который перевел и дополнил словарь Фасмера, указал на гипотезу Вайана («Прилози за кнь и жевности, jc3HK, ncTopujy и фолклор». Белград, 1958. 24. С. 73 и ел.), согласно которой слово карачун произошло из латинского Quartum. Коммуникационная группаjejunium «большой, четвертый пост» и обозначает именно пост, а не Рождество.



Карачун. Д В. ВИНОГРАДОВ

Share: