«Завиванием» венков в народе назывались разные действия с травой, цветами и ветками деревьев.

14 июня 2015

Вообще венок широко используется в обрядах весеннего и летнего циклов: венки вили на семицко-троицкой неделе, на Ивана Купалу, иногда женщины надевали венки во время жатвенных обрядов. Однако именно у троицких венков наибольшее разнообразие видов и способов изготовления.

По мнению Л.Н. Виноградовой и С. М. Толстой, у русского населения России были две основные разновидности семицко-троицких венков: «В комплексе русских семицко-троицких обрядов известны венки двух типов: обычные травяные и закрученные на ветках растущей березы» [Славянские 1995, с. 315].
Опираясь на более широкий, восточнославянский, материал, В. К.Соколова называет следующие виды семицко-троицких «венков»:
«Скручивали ветки вроде венка; заплетали косички, перевязывая их иногда лентами, пригибали ветки к земле и приплетали к траве... иногда заламывали верхушку березы» [Соколова 1979, c.191]. Кроме того, троицкие венки вили из цветов и веток березы. Такие венки вешали на березу.
Как и венки других календарных периодов, троицкие выполняли прежде всего апотропейную, т.е. защитную, функцию [Славянские 1995, с. 314].
Кроме того, венки завивали «на здоровье» и жизнь членов семьи. Об этом поется в троицких песнях:



«Уж мы, девушки, дело сделали,
Уж мы белую березку завили.
Уж мы первый веночек - за батюшку,
Уж второй-то венок – за матушку,
А третий венок – за саму себя».
[Обрядовая поэзия 1989, с. 260]



В подобных случаях венок воспринимался как магический предмет, обеспечивающий желаемое здоровье и жизнь. Само изготовление венка мыслилось как важное действие, направленное на продление жизни членов семьи.
Как пишет И.И. Земцовский, с участием или неучастием в обряде плетения венков связывалось «самое дорогое – жизнь или смерть матери. Об этом пелись песни страшного магического смысла:



Кто венков не вьет,
Того матка умрет!
А кто вить будет,
Того жить будет».
[ Земцовский 1970, с. 25]



С течением времени завивание троицких венков переосмыслилось: они стали использоваться в девичьих гаданиях, то есть выполнять своеобразную прогнозирующую функцию. В Семик каждая девушка завивала венок из веточек березки или цветов «на себя», а во многих местах - и «на всех родных».
При завивании девушки как бы задавали дереву вопросы о себе и родственниках: «Буду ли жива, выйду ли замуж до следующей Троицы?»
По свидетельству Е.Ф. Фурсовой, в новосибирском Приобье в перечень «загадок» включались и любые другие прогнозы» [Фурсова 1998, с. 36]. В нашем крае темы запросов при гадании были только жизненно важные:жизнь/смерть, замужество/ девичество, счастье/ несчастье.
В Троицу девушки приходили «развивать» венки, то есть смотрели,как они выглядят. Считалось, что если венок завял, то девушка или тот из ее семьи, на кого он завит, умрет. В некоторых местах засыхание венка означало, что девушка выйдет замуж."



"Семик и Троица в народной культуре Приенисейской Сибири: фольклорно-этнографические материалы. Семантика обрядовых действий / сост. Н.А. Новоселова. - Красноярск: ГЦНТ; Класс Плюс, 2012.

Источник

Поделиться: