Виталий Демидкин

30 июня 2015

За плечами полковника Виталия Демидкина десятки боевых и спецопераций: в Афганистане, Чечне, Будённовске, «Норд-Осте», Беслане, Белом доме… Яркий представитель поколения восьмидесятников, легенда спецназа, он прошел путь от прапорщика до полковника. В группе «А» Виталий Николаевич прослужил двадцать шесть лет и один месяц…

Беслан… Воспоминания об этой страшной трагедии до сих пор отдаются в душе Демидкина вечной болью. Даже сейчас, спустя 10 лет, когда рассказывает о той операции, начинает слегка заикаться.
- Что увидели - лучше не вспоминать, - волнуясь, говорит спецназовец. - Ничего нет страшнее детских тел… В одном из закутков нам удалось обнаружить в живых женщину с девочкой лет семи, которая все время просила пить. К сожалению, выдвигаясь в бой, не думаешь ни о воде, ни о пище, а думаешь, как бы побольше взять с собой гранат и боеприпасов.
К тому моменту отдел, который возглавлял Виталий Николаевич Демидкин, был одним из самых боеспособных в Управлении «А». Ему доверяли самые трудные задачи. Что там говорить, только два заместителя Виталия Николаевича за время службы стали героями России.
Но тогда, в Беслане, никто из спецназовцев не знал, есть шансы выжить или нет. Им предстояло ворваться в заминированную террористами школу по абсолютно открытой простреливаемой местности. Демидкин до сих пор уверен – он не должен был выжить в этом огненном мешке. Ведь это он шел во главе штурмующей группы.
- Помню, мы стояли какое-то время на БТРах в полной экипировке, готовы были двигаться, мысленно представляя, как будем прорываться к окнам первого этажа, через которые должны попасть в коридор школы, - вспоминает Демидкин. - Уже знали, что слева, в районе столовой, террористы вскрыли пол и занесли туда мешки с песком, чтобы оборудовать огневую точку для обороны. Шли первыми, понимали, что будем у бандитов как на ладони. Сидели в напряжении. Приказ был на выдвижение, в полный рост. Минуты через три-четыре мы подскочили к девятиэтажкам около школьного двора, десантировались с БТРов, рассредоточились. Я не увидел ребят, на какую-то долю секунды меня охватила паника. Потом смотрю, один затаился, второй залег…
Эта слабость овладела Демидкиным всего на мгновение. Он знал: подчиненные должны видеть только уверенного в себе командира. Потому всегда старался идти в числе первых.
- Ничего страшного: если плохо сработаю, то своей гибелью или ранением предупрежу ребят. И они выполнят задачу намного лучше, потому что каждое последующее поколение работает умнее, качественнее, результативнее, - рассуждал Виталий Николаевич, логически обосновывая свои душевные порывы непременно уберечь подчинённых от пуль и осколков.
А ещё такая установка помогала преодолеть страх, ведь подчинённые, естественно, должны видеть уверенного в себе командира. Впрочем, когда перед штурмом начинается отсчёт от десяти до нуля, страх исчезает практически полностью.
За Беслан Виталий Николаевич был награжден орденом Мужества. Первый он получил в 2002 году за успешное выполнение операций в Чечне. Всего четыре боевых ордена! Две награды «За отвагу», медали «За спасение погибавших» и «Суворова». «Почетный сотрудник контрразведки», «Почетный динамовец». А еще осколочное ранение руки и контузия. И двадцать шесть лет и один месяц, отданных спецназу. Целая жизнь! Ради жизней других людей.

Поделиться: