Традиции почитания святых Козьмы и Демньяна у славян.

17 августа 2016

Крым.

В воззвании комитета по сооружению храма во имя святого равноапостольного князя Владимира в Херсонесе Таврическом было сказано: «Сюда (то есть Херсонес, близ Севастополя) были сосланы на заточение святые бессребреники и чудотворцы Косма и Дамиан, довольно потрудившиеся в этом языческом городе в проповеди евангельской».

Трудно решить, какие именно бессребреники пребывали в Крыму. Но память о святых бессребрениках Косме и Дамиане жива в Крыму и сегодня. Их именем называют источник у подошвы Чатыр-Дага. Вблизи источника расположен Космо-Дамиановский монастырь.

Восточные славяне. Месяцеслов.


В древнерусском языке имена Космы и Дамиана чрезвычайно рано стали соединяться в одно слово-понятие Козьмодемьян (Кузьмодемьян); так эти святые называются в перечне праздников в новгородской берестяной грамоте XI века, так же называется во многих говорах соответствующий праздник и церкви в честь этих святых.


Русский народ с именами святых соединяет немало особенных верований. Их почитают покровителями скота («они не точию человеком помогаху, но и скотом, и ни от кого же что за сне приимаху, творяху бо сия вся не имений ради, дабы златом или сребром обогатитися, но Бога ради»). Косма и Дамиан известны как хранители кур, отчего день памяти их известен под именем Куриного праздника или Куриных именин. В старину наши предки даже наблюдали особенный обычай в честь этих угодников, известный под именем Курятников: хозяйки в Москве 1(14) ноября собирались вокруг церкви святых Космы и Дамиана с курами и потом рассылали своим знакомым и уважаемым лицам кур в виде подарка.


Молились святым Косме и Дамиану о прозрении разума к учению грамоте. В одном азбуковнике XVII в. имеется прямое замечание: «Есть обычай многим учащимся совершати молебная святым бессребреникам Косме и Дамиану». Известно, что и греки почитали святых Косму и Дамиана помощниками в книжном учении. Есть свидетельство о том, что для испрошения этой помощи греки приходили именно в храм этих святых.


Косму и Дамиана называли Божиими кузнецами: мастера кузнечные считали их своими патронами и потому считали грехом работать в своих мастерских в день памяти святых. Во многих местах в честь Космы и Дамиана велся обычай изготовлять к 1 ноября какие-либо обетные работы и вырученные за них деньги употреблять на покупку свеч к иконам или для раздачи нищим. По народному представлению, эти святые сами занимаются кузнечным делом: между прочим, они куют плуги и раздают их людям для возделывания земли. Народные загадки кованую железную цепь называют Кузьмою: «Узловат Кузьма, развязать нельзя».


Как Божьим кузнецам свв. Косме и Дамиану народная фантазия приписывала в виде атрибута одно из важнейших кузнечных орудий — молот и поставляла в зависимость от них заключение брачных союзов. Таким образом, сковать свадьбу — значит как бы утвердить те невидимые нравственные цепи, то есть обязанности, какие налагают на себя вступающие в супружество. Таким образом, наши предки приписали святым Косме и Дамиану покровительство над свадьбами.


Приметы:


1 (14) ноября: «Кузьминки — об осени одни поминки». Встреча зимы.
Устанавливается первый непрочный зимний путь.
Снежный день обещает будущей весной большой разлив.
«Кузьма закуёт, а Михайло (8 [21] ноября) раскуёт» (Михайловские оттепели).
На Кузьму-Демьяна курицу на стол — с этого дня начинали бить кур на продажу.
Если на Козьмодемьяна лист остаётся на дереве, на другой год будет мороз.
Если Кузьма зол!! То жди, что тебе сильно не поздоровится! Оттепели не будет.


Барсков Д.П. кандидат технических наук, член Союза краеведов России. Альманах «притяжение Мещёры» г. Москва.


Сказ о Козьме и Демьяне.


Можно полагать, что славяне из каменного века шагнули сразу же в век железный. Бронза к нам попала из «Царьграда и от ромеев» и служила в основном в качестве украшений. Произошло это в Х-VIII вв. до н.э., когда первичное овладение железом совпало с зарождением героического эпоса, согласно которому бог Сварог сбросил славянам с неба железные клещи, молот и плуг...


В «Слове об идолах (летопись 1114г.)» говорится: «Во время цесарьства Сварога съпадеша клеще с небес и нача ковати оружие». А ещё Сварог являлся покровителем брака и моногамной семьи: Сварог «устави единому мужю едину жену имети и жене за един мужь посагати».


Божество с двумя функциями (первого кузнеца и покровителя брака) доживает в народных представлениях вплоть до начала ХХ в. К этому времени имя Сварога уже забылось, его вытеснил христианский персонаж «Козьмодемьян» (образован от имен двух братьев Кузьмы и Демьяна по созвучию со словом «кузнь»), который как и Гефест-Сварог, является божественным кузнецом, а также и покровителем брака. В украинских легендах 20-х годов ХХ столетия читаем: «Кузьма-Демьян, кажуть старi люди, що вiн був первиiчоловiк у бога як свiт очинявся. Цей Кузьма-Демьян первий був коваль и первий плуг зробив у свiтi».


А в свадебных песнях, в заклинаниях, свадебных заговорах и оберегах у всех восточных славян проявляется вторая ипостась Кузьмодемьяна - покровитель брака:


Господи благослови! Кузьмодемьян,
Скуй нам свадебку!
Святой Кузьма - батюшка, боже мой, боже мой!
Пречистая Матушка, заиграй нам свадебку!
Ты святой боже Кузьмодемьян,
Приходи на свадьбу к нам
Со своими апостолами.
О святой Кузьмодемьян,
Приходи на свадебку к нам
Со своим святым Кузлом
И скуй ты нам свадебку.
Ты Кузьма-Демьян! Скуй свадебку
Крепко-накрепко, долго-надолго.


На день Кузьмы и Демьяна (Кузьминки) устраивались братчины. «Ссыпку» организовывали девушки и на готовое приглашали парней... А потом сжигали соломенное чучело Кузьмодемьяна, как на святки...


Первые Кузнецы, переняв божественное ремесло, ковали не только плуги сорока пудов, но и оружие для борьбы с вражескими набегами с юга киммерийцев, печенегов и хазар... Степняки отождествлялись со страшным Змием, который наползает, сжигает, требует человеческих жертв, уводит в полон. В народных преданиях и былинах они именовались Змиями-Тугаринами, Змиями-Горынычами. В тех же преданиях кузнецы Кузьма и Демьян предстают как змееборцы, победившие Змия прилетевшего от моря (или из моря) на нашу землю за очередными человеческими жертвами (часто - это девушка, царева дочь). Кузнецы укрыли в своей кузнице обреченную жертву, заперли за толстые железные двери. Когда Змий оказался у самой кузницы, Кузьма и Демьян предложили ему пролизать языком дыру в железной двери, обещая выдать укрываемую. А через 20 дней, когда Змий, наконец, просовывает голову или язык в пролизанную им дыру, кузнецы хватают раскалёнными клещами за язык и побеждают его.


Победив Змия, божественные кузнецы запрягли его в выкованный ими плуг и пропахали гигантскую борозду до самого синего моря. По этой борозде и поныне течет Днепр. А от Киева пропахали «Змиевые» защитные валы до Житомира и Полтавы... «Вони переорали всю землю», и «коли вони ишли, то нагорнули вал», остатки борозды залишились и досi».


Кузнецы, сковавшие для людей плуги и мечи, боровшиеся со Змиями и Ящерами - представителями нижнего, потустороннего мира, подземного и подводного, издревле почитались как божественные герои. Имена Кузьма и Демьян наверняка давались далеко не каждому, а богатырям и мастерам.


Вот что по этому поводу пишет в своей книге «Мы - славяне» Мария Семёнова (Санкт-Петербург, изд. «Азбука - классика», 2005г.): «... Согласно христианизированной славянской легенде, Кузнец (собирательный образ Кузьмы и Демьяна - авт. примечание) наотрез отказался ковать чёрту оружие против Бога, и уж за это Бог пообещал ему, что ни один кузнец после смерти не отправится в ад. Должно быть, первоначально эта история была связана с преданиями о борьбе светлых и тёмных Богов - Перуна и Змея Волоса, едва не погубившего солнце. Ведь по легендам, у Перуна был смертный помощник - Кузнец, без которого справиться со Змеем не удалось бы даже ему... совсем не случайно в «Ночи перед Рождеством» Н.В. Гоголя лукавого чёрта одолевает и заставляет служить себе не священник, не воин, а именно Вакула-кузнец»...


Вы спросите: «А причем здесь Кузнецы-змееборцы в Мещёрских краях? Какое отношение они имеют к нам?». Да самое прямое! Прежде всего зададимся вопросом: «Откуда славяне брали железо?» Да из болот! Из болотных железных руд!


Археологи и историки обнаружили свыше 250-ти так называемых «болотных городищ» в районе Пинских болот и вокруг Смоленска, принадлежащих племенам дреговичей (болотников), радимичей, кривичей. Как правило, «болотные городища» представляют собой небольшие площадки посреди болот, окруженные двумя - тремя концентрическими валами высотой 1,5 - 2 м и рвом в 4 -6 м. Некоторые площадки были искусственно насыпные. Диаметр площадки 25 - 30 м и площадь её 450 - 700 кв. метров. Были площадки и побольше - 130 - 180 м в диаметре и площадью 13 - 20 тыс. кв. метров, т.е. в 30 раз больше первых. Непосредственно по соседству с ними обнаружены славянские селища и курганные кладбища VIII - Х в.в. н.э. Городища не были «требищами», т.е. местами потребления еды и питья, от чего должны были остаться вещественные следы (глиняная посуда, ножи, кости жертвенных животных и т.п.). Единственное, что прослежено на болотных городищах, - это следы костров, иногда каменные вымостки, следы деревянных конструкций, изредка куски руды.


Родоначальник белорусской советской археологии А.Н. Левданский считал, что эти городища служили для обрядовых и вообще религиозных целей. Мольбищами, религиозными центрами племён считали их и последующие исследователи, включая академика Рыбакова, поддержавшего эту версии.


Если интерполировать «болотные городища» на Мещёрский край, то уж на наших-то многочисленных и обширных болотах подобные «городища» обязательно имели место быть! В «Дозорной книге» В.М. Казакова есть подтверждение этой версии. Читаем: «В южной и западной частях района (примеч. Шатурского) есть железная руда болотного происхождения. Она распространена по долинам рек вблизи деревень Маврино, Шелагурово, Великодворье, Тюшино, Шарапово. Руда сложена лепёшкообразными конкрециями или плотным туфовидным железняком с содержанием железа иногда до 58 %. Рудное железо залегает в окрестностях посёлков Мишеронь - Пустоша «на глубине 3-4 метра».


Есть в низовьях реки Поля, чуть выше места впадения в неё Воймеги, известное всем в округе урочище «Брод». Когда-то оживлённая просёлочная дорога шла через этот речной «Брод» из ныне несуществующих деревень Передел, Селищи и села Илкодино, расположенных вдоль старого тракта Коломна - Владимир, на правобережье Поли к местам Бакшеевских торфоразработок. Отличительной особенностью этого «Брода» является его твёрдое бугристое дно из красно-коричневых отложений болотного железняка многометровой толщины. Вода перекатывается через него, не давая застаиваться донным илистым отложениям... Вполне вероятно, что одним из мест, где в древности располагалось «болотное городище», было это знаменитое урочище (рядом находится загадочное озеро Смердячье).


И наше твёрдое убеждение заключается в том, что такие городища служили не обрядовым целям, а местом для добывания и переработки болотной железной руды. На этих «болотных городищах» сооружались «дманицы» - прообразы будущих домен, на которых трудились подобно греческому Гефесту и славянскому Сварогу первые русские кузнецы Кузьма и Демьян. Вот как представилось это авторам исторического очерка «Начало Отечества» (А. Дегтярёв, И. Дубов): «Чавкают лаптями по глухим болотам рудознатцы, ищут болотную руду. Качают мехи плавильных печей подмастерья. Рдеют в глиняных формах остывающие железные крицы. В задымлённых кузницах стучат молоты по раскалённым заготовкам. В углу аккуратно сложены готовые сошники, топоры, подковы, наконечники стрел, копья и мечи. Торговец появится, купит всё вместе... - Великий князь за хорошее оружие хорошо заплатит».


Следует подчеркнуть, что на Руси оружие изготавливалось только своими умельцами. Над русским оружием колдовали только русские оружейники в многочисленных кузницах, разбросанных по городам и весям княжеств Северо-Восточной Руси. Кузнецов, ковавших оружие, было множество и пользовались они особым покровительством князей и боярской знати. Об оружии чужеземном на Руси никто не помышлял. Даже главные противники Руси татаро-монголы никогда не имели преимущества в изготовлении оружия и стремились заполучить только русское вооружение.


Со времён Дмитрия Донского земли бассейна реки Поля в составе 12-ти волостей Ловчего Пути были владениями Великого Князя Московского. И вполне достоверной, и красивой является легенда о том, что оружие, выкованное на «болотных городищах» Мещёры, было в руках русских воинов на Куликовом Поле...

Поделиться: