Славянская посуда

28 марта 2016

Славянская посуда - совокупность предметов домашнего обихода, предназначенных для приготовления и потребления пищи; используется в календарных и семейных обрядах, в гаданиях и народной медицине. В систему обрядов и верований в наибольшей степени вовлечены предметы для выпечки хлеба (дежа, решето, лопата хлебная), утварь печная, гончарные изделия (горшок). ложки, молочная посуда (подойник), металлическая утварь (нож, сковорода), ступа и пест.

Славянская керамика X - XI вв. известна по археологическим раскопкам; это хорошо обожженные, сделанные на кругу горшки без ручек. с отогнутым венчиком, под которым наносился орнамент в виде горизонтальных прямых или волнистых полос или ряда косых линий, точек и кружков. На дне имелись гончарные клейма в виде различных геометрических фигур. Известны также рога для питья, сделанные из турьего рога и часто окованные серебром. например, знаменитые ритоны из кургана Черная Могила у Чернигова
(Нид.СД:338).

Ритуальное использование отдельных видов П. восходит к периоду Средневековья.
В курганах с трупоположениями волынян ХI—ХII вв. в насыпях попадаются угли и зола, обломки глиняных сосудов, которые, по видимому, разбивали при сооружении кургана.
В погребениях дреговичей найдены глиняные горшки, стоящие у ног умершего, в некоторых случаях у его головы; около трети дреговиxских трупосожжений находятся в глиняных сосудах или накрыты ими. В качестве отголосков древнего похоронного обряда можно рассматривать такие ритуальные действия, как битье горшка при выносе покойника из дома. Помещение перевернутого горшка в изголовье поверх могилы, несение горячих углей на могилу, битье посуды, из которою пили жених и невеста входило в состав церковного венчания в Древней Руси (ХIII—ХIV, вв.) и в Сербии (ХIV в.), известно по описаниям царских свадеб ХУ—ХУП вв. Древнерусские привески-амулеты ХI — начала ХII в. включают миниатюрные бытовые предметы, в частности ложки; ручка ложечки, найденной в кургане близ Трубчевска, отлита в виде человеческой фигурки.
Конструктивным деталям П. часто придавалась антропоморфная, зооморфная или орнитоморфная форма. Например, в России солонки делали в форме уточки, ковши - в форме птиц или коней. Поверхность таких изделий украшали резьбой, росписью или надписями. В России на деревянной посуде, предназначенной для хлеба, часто вырезали присловья-поговорки о ритуальном значении хлеба, «хлеба-соли», гостей и т. д. Среди археологических находок в Новгороде имеется берестяной туесок 3-й четверти ХIV в., на ободке которого написан текст апокрифической загадки о Ноевом ковчеге.
С развитием гончарного производства появились предметы, в которых декоративная сторона превалировала над утилитарной.
На Украине известна специальная обрядовая П.: гуцульские деревянные паскйвники для освящения пасхи и пасхального угощения. глиняные п0дольские вазки на кутью, использовавшиеся во время номинального освящали плодов и меда. В отличие от повседневной такая посуда расписывалась с двух сторон (Бетехтина:125). На протяжении ХVII-XIX вв. на Украине популярным видом стеклянной посуды были «ведмедики», т. е. бушли в виде медведей, которые предназначались главным образом для свадебного ритуала (Ашарина:57).



Символика П. актуализируется в ситуации приготовления специальной пищи, предназначенной для ритуального использования (свадебный каравай, пасхальный кулич. бабина каша и др.). При гадании и в лечебной магии П. выступает либо как вместилище воды, либо как посредник между миром реальным и сверхъестественным, либо как источник свойств, способствующих исцелению.
П. используется при ритуальном угощении умерших или сверхъестественных существ, приглашаемых на ужин под Рождество и на поминки. На Рус. Севере на могилах до сих пор оставляют у креста стакан водки для мужчины и чашку чая для женщины. Во время русских подблюдных гаданий девушки опускали в чашу с водой свои кольца и др. мелкие предметы или накрывали их блюдом, а затем вытаскивали по одному наугад под пение коротких песен-предсказаний.
Для символики П. существенными являются связь тех или иных предметов с пищей и питьем, в т. ч. с их сакрализованными вида- ми (вода, молоко, хлеб), материал, из когорого они изготовлены (дерево, железо, глина, металлы), способ изготовления (гончар, кузнец) и приобретения (давать—брать). а также такие оппозиции семантические, как: верх—низ, полный—пустой, открытый-закрытый, новый—старый, первый—последний, мужской—женский. целый — нецелый.
Семиотический статус П. обусловлен тем, что в отличие от предметов домашнего интерьера (печь, стол) П. относительно подвижна внутри жилища и может быть вынесена за его пределы. Существуют многочисленные запреты и поверья, регламентирующие передачу П. во временное пользование, которые обусловлены представлением о том, что в П. воплощаются достаток дома и счастье его обитателей (см. Доля, Передача предметов). Хранение П. и ее бытовое использование определялись множеством примет и поверий.

Неправильное обращение с посудой могло повлечь за собой неприятности в семейной жизни и вмешательство нечистой силы в дела человека. На ночь П. с напитками и едой не оставляют открытой, иначе в нее залезет нечистый и осквернит ее; злой дух может также наплевать или нагадить в оставленную открытой П.; если нечем ее покрыть, то следует хотя бы перекрестить ее или положить сверху две лучины крест-накрест (в.-слав.).
П. соотнесена с человеком на уровне лексики (горло. ручка. носик. ушко. плечико). В украинском анекдоте человек, одолживший горшок, возвращает его с маленьким горшочком в придачу и говорит, что горшок родил горшочек; в следующий раз, Одолжив горшок, он оставляет его себе. объяснив, что горшочек—роженица скончался (СУС:311). В ряжении и быличках горшок заменяет голову человека; ср. также лексический параллелизм: череп — черепок. Посуде приписывается «жизненный цикл», который начинается с «решения» в руках мастера и завершается смертью» — ритуальной порчей или сжиганием (см. «Житие» растений и предметов).
Уничтожению подлежала П.‚ которую использовали при обмывании покойника; П.‚ взятую особой на кладбище при похоронах, не привозили обратно, а раздавали или оставляли на могиле, чтобы не навлечь смерть на семью покойного (бел., Никиф.ППП:292).
Согласно Библии, Бог сотворил человека из праха земного (Бьгг.2:7). В народных пересказах Бог «слепил» или «замесил» человека из глины (укр., НБ:222—223). Господь делает людей из глины, как гончар делает горшки (болт., БИ:26). Бог-гончар сначала тщательно лепил людей, а потом увидел, что работа идет медленно; тогда он смастерил болванку и начал лепить по ней; от этого люди стали выходить кто с кривой ногой, кто слепой и т. д. (Охрид, СбНУ 1898/15:91—92).
Ср. такие метафорические обозначения человека, как «сосуд греха», «сосуд истины» и т. п. Отошествление человека с горшком проявляется в ритуалах битья посуды, приуроченных к переломным моментам в жизни человека.

Двойственный характер имели функции П. в свадебном обряде. С одной стороны, П. входила в состав девичьего приданого: зашивали в скатерть ржаной хлеб, солонку с солью, два калача, две ложки, чашку, тарелку и везли все это в дом молодого (архангел., Ааврентьева:51). До сих пор сохранился обычай дарить молодым П. на свадьбу. С другой стороны, невеста ассоциировалась с нецелым, продырявленным сосудом; если она сохранила девственность до свадьбы, то после первой брачной ночи били какую-нибудь целую тарелку или горшок; в противоположном случае били П. надтреснутую или расколотую, что символизировало утрату девичьей «чести» (рус. белозер.‚ ДСКБ:337). После первой брачной ночи родителям невесты в зависимости от ситуации подносили вино в целом или в дырявом сосуде (СД 3:136). Если невеста оказалась «нечестной», то ее спутникам надевали хомуты и подавали им угощение на старой, изорванной скатерти; чарки, миски, тарелки и др. П. ставили испорченные, с отбитыми краями (бел., ЭС 1854/2:209). Семантика П. и в целом отмечена определенной двойственностью: с одной стороны, П. используется в качестве оберега от нечистой силы, с другой — выступает как ее вместилище или атрибут. Горшок, кувшин, сито использовали ведьмы, крадущие небесные светила (в.-, ю.-слав.). По украинским поверьям, ведьмы похищают с неба луну и звезды; когда их не видно на небе, говорят, что это ведьма спрятала их в горшок (житомир.); темные ночи, затмения и засуха бывают оттого, что ведьмы забирают с неба луну, звезды и тучи, прячут их в горшок или кувшин и зарывают в погребе или у источника (харьков., курск.). Летом, когда падают звезды, говорят, что это ведьма берет их и прячет к себе в кувшин (полтав.). Около 1800 г. в Полтавской губернии казаки и их жены хотели сжечь жену полковника, обвиняя ее в том, что она «зияла зирку, засадила ее в глек (кувшин), заткнула пеленою, закопала в крыницу (источник)», отчего у жены гетмана не было детей (Полтав. губ. вед. 1840. По 24: 177). Ведьма превращает тучу в лягушку и сажает ее в кувшин; пока лягушка-туча сидит у ведьмы в кувшине, небо останется безоблачным (УНВ:484).
В г. Купянске во время засухи крестьяне произвели обыск в хате Одной старухи, которая слыла ведьмой, чтобы удостовериться, не она ли похитила тучи с неба; у нее под покутью нашли кувшин с громадной зеленой лягушкой; как только вынесли кувшин на двор и выпустили из него лягушку, на небе появилась туча и началась гроза. «Лягушка была дождевая туча, спрятанная ведьмою в кувшин» (УНВ:485).
П. активно используется в ритуалах отгона градовой тучи. В Сербии, когда начинался град, на улицу выносили П.: кастрюли, миски, ложки, ступу и т. п. — и все это ставили на трапезный столик во дворе или на улице, чтобы град перестал. В сербских селах Боснии при появлении градовой тучи перед домом ставили трапезный столик, глиняный горшок с небольшим количеством соли, кочергу накрест с деревянной ложкой. чтобы эти предметы отогнали тучу (Толст.ОСЯ:185‚189—190).
Ритуализованный характер имели действия, направленные на разрушение П. (бить, бросать, ломать П.).



А.Л. Топорков

Источник


Поделиться: