ПРАВЬ, ИРИЙ, МИР БОГОВ ИЛИ ОСТРОВ БУЯН? ЧАСТЬ 4.

25 июля 2016

ПРАВЬ, ИРИЙ, МИР БОГОВ ИЛИ ОСТРОВ БУЯН? ЧАСТЬ 3.Вера в то, что мир мертвых отделен от мира живых некой водной преградой, нашла отражение и в народных поверьях, бытовавших в крестьянской среде в XIX веке. «В Ярославской губернии думают, что на том свете будут перевозить покойника через неведомую реку (...). Малорусы рассказывают, что где-то далеко за морем обитает блаженный народ навы (мертвецы); чтобы сообщить им радостную весть о светлом празднике Воскресения Христова и вместе с тем о весеннем обновлении природы, они бросают в реку скорлупу крашеных яиц, которая несясь по течению воды, приплывает к берегам навов в зеленый четверг, известный междупоселянами под именем навьского велика дня».

В произведениях древнерусской литературы также есть свидетельства, указывающие на то, что наши предки представляли загробный мир отделенным от мира человеческого, земного, некой водной преградой.

В апокрифе «Хождение Зосимы к Рахманам» герой попадает в некую чудесную страну блаженных Рахман перебравшись с помощью двух деревьев через реку. При этом страна Рахман явно напоминает христианский рай. В апокрифе «Хождение апостола Павла по мукам» говорится, что и «царство тьмы» и «град Христов» отделены от мира людей некими водными пространствами. В слове «О всей твари» рассказывается, что четырехугольная земля плавает в неком океане, за пределами которого находятся рай и ад. В русских народных духовных стихах души умерших, чтобы попасть в рай или ад должны также преодолеть некую водную преграду. С этим поверьем связаны мотивы моста или переправы на том свете, известные многим народам. Они будут разобраны ниже на примерах русского фольклора. Таким образом, видимо, древнеязыческий обычай хоронить мертвых в лодье или лодке нашел свое отражение в этом поверье.
В данной связи можно вспомнить и апокриф «Хождение Агапия в рай», в свое время весьма распространенный в древнерусской книжности. «Агапий в долгом странствии пересекает различные неведомые места, непроходимые леса и достигает главной преграды — моря, которое пересекает на корабле, управляемом Христом и апостолами. На острове райское место дополнительно ограждено стенами, простирающимися до небес». Сходный образ рая и в «Хождении Зосимы к Рахманам». Этот памятник получил на Руси распространение не позднее XIУ века. «В «Хождении» повествуется о том, как прославившийся отшельническими подвигами старец Зосима, преодолевая многочисленные земные преграды (пустыню, лютых зверей, бури, землетрясения), достигает непроходимой реки Евмасион (ср. с рекой - преградой: небезызвестным мифическим Стиксом). В апокрифе говорится о том, что рай окружала поднимавшаяся из вод облачная стена». Интересные сведения для изучения нашей проблемы можно почерпнуть и в «Житии Макария Римского». «Оно совмещает в себе жизнеописание святого отшельника Макария, поселившегося в 20 поприщах от рая, со странствием трех иноков (Феофила, Сергия, Югина), пустившихся на поиски того места, где небо «прилижит к земле» (...). Находясь на ближайших подступах к раю, непосредственно достигнуть его пределов путешественники не смогли, но удостоились видеть чудную обитель во сне. Рай представился им в виде ледяной церкви, из-под алтаря которой струился белый как молоко источник бессмертия».
Общими чертами в описаниях рая в апокрифах можно считать: водную границу, отделяющую рай от остального мира, гору, стеклянную или облачную стену, расположение рая на Востоке. С одной стороны, апокрифические герои ищут рай в пределах земли, но все эти признаки указывают на его небесную сущность, описания его напоминают описания островаБуяна. А в самих заговорах упоминается некий сад, не райский ли? «...В восточной стороне есть зеленый сад...» . «На двойственную природу апокрифического земного рая указывают следующие его признаки: - замечает В.В. Мильков, - водная граница, символизирующая в архаической культуре иной мир, гора, стеклянная или облачная стена, а также локализация их на Востоке соответствуют символическому обозначению верха (неба). Напомним, что рай апокрифические ходоки ищут там, где небо сходится с землей». «Переправа Агапия на корабле вызывает ассоциации с индоевропейскими представлениями о пути мертвых через мировой океан, или переправу через реку мертвых в лодке Харона (ср. также, широко распространенную традицию погребения в лодье и за водной преградой)». Можно заметить, что представления славян о «том свете» сходны спредставлениями других народов.
Таким образом, древнеславянский рай «выступает неким проницаемым пограничьм, образ которого сложился не без влияния языческих представлений об ином мире, и который совмещал в себе черты топографической достижимости и одновременно недоступности». На основании данных заговоров мы можем предположить, каковы были эти языческие представления, повлиявшие на христианский образ рая, и убедиться, что влияние это было не просто значительным, а основополагающим. Черты топографической достижимости присущи и мифическому Буяну. Заговаривающий, описывая свои действия в заговоре достигает острова Буяна весьма обычным путем: «...стану, благословесь, пойду, перекрестесь, - из избы дверьми, из двора воротами, в чисто поле, в восточну сторону».
Вода в древних представлениях как граница обыденного, человеческого и иного миров - очень распространенный фольклорный элемент, основывающийся, очевидно, на одном из древнейших ритуально-мифологических архетипов. «При этом вода может служить медиативным пространством как при вертикальной (земля-хтонический мир), так и при горизонтальной (исток-устье, свой и чужой берега и т.п.) ориентации; к тому же в мифологическом и фольклорном сознании две эти системы могут частично или полностью совпадать». Принимая во внимание это мнение, можно попытаться объяснить, почему в русском фольклоре высший мир (рай) представляется находящимся на небе, но достижимым земными путями. Все дело в водной преграде, которая, отделяя его от остального мира, представляла собой не только плоскостную, но и вертикальную границу. По небесным водам герои попадали в христианский рай, унаследовавший большинство своих характеристик от языческого остров Буяна.
Итак, Буян расположен на небе, в высшем мире. Но где же искать вход в подземное царство? Если высший мир — это мир блага, добра и закона-правила, то мир подземный, его антагонист - мир зла и беззакония. Недаром навьи — вышедшие из могил покойники («нечистые» или чужие мертвецы) представлялись злобными и вредоносными существами. Часто в заговорах встречаются сюжеты, когда нечистой силе приказывается вернуться туда, откуда пришла. Откуда же по заговорам она является, где ее месть? «Отойди в темное царство, где солнце не светит», «...ступайте вы в болота, в глубокие озера», «...и поди в свое место, где был и куда тебя Господь Бог, Иисус Христос послал и где тебе велел жить; в бездну преисподнюю», «...в грязи текучей, в болоте останьтесь». Видимо, по народным поверьям, «грязи да болота» считались входом в «бездну преисподнюю», обиталище злобных, вредоносных сил.

ДМИТРИЕВА Е. Н . ЯЗЫЧЕСКИЕ МОТИВЫ В СИСТЕМЕ РУССКОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ XIX ВЕКА.

Поделиться: