ПРАВЬ, ИРИЙ, МИР БОГОВ ИЛИ ОСТРОВ БУЯН? ЧАСТЬ 2.

July 24, 2016

ПРАВЬ, ИРИЙ, МИР БОГОВ ИЛИ ОСТРОВ БУЯН? ЧАСТЬ 1.
В.В. Мильков и С.В. Милькова отмечают, что «выстроив в один ряд сказания о творении мира на море, можно убедиться, что в них отразился один и тот же повторяющийся в разных вариантах миф. Попав неканоническую письменность, этот широко распространенный у многих народов миф получил незначительную христианскую окраску, сохранив вместе с тем весь исходный набор дохристианских значений (...). Представления о небесных водах, без которых немыслима жизнь были настолько прочны, что наблюдаются даже в памятниках русского средневековья (...). Эти представления восходили к космогоническим мифам, согласно которым море существовало «прежде земли рождения». Они были существенным элементом натуралистического сознания и долго держались в народной среде». «У многих народов земля изображалась как округлая плоскость, окружена водой. Вода конкретизировалась или как море (что вполне отвечало положению ойкумены людей старого света) или же в виде двух рек, омывающих землю, что, может быть, архаичнее и локальнее - где бы человек ни был, он всегда находился между каких-либо двух рек или речек, ограничивающих его ближайшее сухопутное пространство. Судя по фольклору, славянские представления о море не имели законченного вида».

Итак, согласно народному поверью, земля покоится среди океана и представляет собой остров, поддерживаемый рыбами-китами. Земля - это остров, также как и остров Буян. Для полного сходства не хватает только того, чтобы и Буян поддерживали некие фантастические рыбы. Но ведь в заговорах как раз и упоминается некая фантастическая рыба, обитающая под островом Буяном. Возможно, что это - прообраз тех самых китов, которые поддерживают землю: «Есть в чистом поле Окиян море, и есть на Окияне море белый камень, и есть под белым камнем щука золотая... ». В подавляющем большинстве заговоров эта рыба называется щукой.
Если бы речь шла об обыкновенной рыбе, то почему же тогда заговоры неоднократно помещают ее не где-либо в бескрайних водных про-сторах, даже не около острова, а именно под ним? Какая рыба может обитать под островом, что противоречит всем законам природы? Видимо, только та, которая на своей спине и держит этот остров: «Есть на окияне-море остров велик, к берегу лежит бел-камень Алатырь; под тем камнем стоит живая щука... ». Важно, что нигде в заговорах не указывается, что эта рыба именно плавает по «окиян-морю», она либо просто «есть», либо «стоит», либо «лежит». Она не может стронуться с места. Поскольку держит на себе остров.
Поставим вопрос: нельзя ли не увидеть явного сходства в устройстве земного и небесного миров, в положении земли и Буяна? Случайно ли это сходство? Этот вопрос затрагивается в работах Т.В. Цивьян, посвященных соотношению мифологического мировоззрения с реальной жизнью у древних народов. В одном из исследований автором была сделана очень инте-ресная попытка показать «как мифологический по преимуществу уровень архетипической модели мира (творение мира, его устройство, персонажный набор)» соотносится с бытом, миропониманием человека. Правила устройства мира устанавливаются при его творении и являются элементами его структуры, обеспечивают его устойчивость. Развивая свою мысль в одной из последующих статей. Автор утверждает, что реальная жизнь древних народов полностью подчинялась мифо-ритуальному сценарию, который воспроизводился в обыденных бытовых действиях, и именно такой быт считался верным и правильным. Основываясь на рассуждениях Т.В. Цивьян, можно предположить о существовании и у древних славян первоначального мифа-творения, в котором высший, небесный мир с островом Буяном описан именно таким, каким он сохранился в заговорах. А поскольку все последующие проявления жизни и быта есть лишь отражение первоначального мифа, то и устройство среднего мира, возможно, представлялось нашим предкам таким же, как и мир высший. Если Буян — остров, то островом должна быть и земля; если Буян лежит на рыбах, то рыбы (в древности и в средневековье киты считались рыбами) поддерживают и землю и т.д.
Картина реального мира в сознании древних славян (да и не только их) соотносится с космогоническими схемами и мифическими представлениями о сотворении мира, которые служили своего рода образцом для воспроизведения в силу того, что этот мифический образец был древнейшим и первоначальным. «Для архаического сознания мифопоэтической эпохи все, что есть, результат последовательных воспроизведений предмета, первособытия (в данном случае - моря-океана с островом и т.д. — Е.Д.), экспликация исходной ситуации (творения) применительно к новым условиям «оплотняющегося» космического бытия. В этом смысле все события мифа творения лишь повторение того, что было в общем виде маннефестировано в исходном творческом акте, а все герои мифа - разные вариации демиурга в акте творения». Эти слова В.Н.Топорова вполне могут объяснить сущность острова Буяна как особой сакрализованной модели мира, образца для его реального, явного воплощения и устройства. «Только в сакрализованном мире существуют правила его организации, относящиеся к структуре пространства и времени, к соотношению причин и следствий, частного и общего». Исходя из этого становится понятным и вполне объяснимым следующий отрывок одного из заговоров: «Есть на восточной стороне, есть пресветлое царство и приказательное государство и среди этого трисветлого царства и приказательного государства пресветлые великие светлицы солнечные». Очевидно, здесь идет речь о «приказательном» государстве - высшем мире. «Одно из главных свойств мифологического пространства - его качественная неоднородность, наличие в нем сакрального центра и потенциально враждебной периферии; таково, например, пространство, описываемое фольклорными текстами. Данная неоднородность обусловлена, во-первых, возможными или обязательными событиями. Происходящими в разных областях этого пространства (поле, лес, кладбище, мельница, хлев, дом, двор и т.д.), во-вторых, свойствами их постоянных обитателей («хозяев») и, в-третьих, различными присущими им условиями - природными, рукотворными или мифологическими, причем последние несомненно преобладают. Подобное пространство прерывисто, разделено многочисленными рубежами, впрочем, зыбкими, подвижными, зависимыми, в частности, от суточного и календарного времени (день\ночь, будни\праздник и т.д.)».
Если остров Буян является частью небесного божественного мира, то он должен давать импульс, стимул к движению, развитию, жизни. Заговоры показывают, что так оно и есть. В самом названии острова - «Буян» заложена сокрытая в нем сила. «Буян» - буйство, буйный, бой, бойкий. Все слова с чередующимся корнем бой-буй указывают на некую силу, напор, активность, яростность: буянить, буйствовать. Остров Буян, судя по названию, - это средоточие, сгусток активности, энергии, силы, как мотор — машину, как сердце - организм приводящий в движение весь окружающий мир, давая ему стимул к жизни. Буян как часть высшего мира задает движение миру людей. И движение это надо понимать не только и не столько как механическое, но и как внутренне движение процессов развития и угасания, происходящее и в неживой, и в живой природе, и в человеческом обществе.

ДМИТРИЕВА Е. Н . ЯЗЫЧЕСКИЕ МОТИВЫ В СИСТЕМЕ РУССКОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ XIX ВЕКА.

Share: