Баня- как священное место Предков и Рода

27 августа 2015

Баня- как священное место Предков и Рода. Явление и Очищение Души пред ликом Рода и осмысление в эпоху двоеверия имянаречения и очищения. Обычай рожать в бане зафиксирован у многих народов, в том числе и у русских, что нашло отражение, например, в причитании Ирины Федосовой:

Я топила теплу парну эту баенку,
И не про род-племя топила я любимое,
И я топила про родильницу тяжелую
И про малого младенца некрещеного180.

Этот обычай соблюдался даже в зимнюю пору, причем и в черных банях, во время топки которых приходилось приоткрывать дверь. В случае если роженица все же содержалась дома, она непременно раз (а то и два раза) в день ходила в баню, что служит относительно поздней модификацией древней традиции.

В бане же младенцу давалось и имя. Еще в документах XVII в. приводится вызвавший гнев и возмущение крестьян случай, когда нерадивый священник даже не зашел в баню и не дал родившемуся там младенцу имени: ≪И всячески, государь, он, поп, над крестьяны издеваетца: <...> и он, приходя пьян, роженицам дав у бани молитву,
отходит от бани прочь, не дав младенцу имени (курсив мой. — Н.К),просит себе вина. <...> А иного, государь, его, попова, безчиния и бесстрашия и писать невозможно≫. Заметим, что этот давний и устойчивый обычай некогда соблюдался не только в крестьянской, но и в царской семье. Так, по свидетельству Г. Котошихина, относящемуся к XVII в., царица рожала именно в ≪мылне≫, туда же приходил духовник, читал молитву и давал младенцу имя, после чего в ≪мылню≫ входил и сам царь —смотреть новорожденного.

Как отмечает Ю.Ю. Сурхаско, ≪одной из начальных целей проживания роженицы с ребенком в бане в первые послеродовые дни было приобщение нового члена семьи к семейному культу ≪хозяина≫ (≪хозяйки≫)бани≫184. На наш взгляд, изначальным следует считать не столько приобщение младенца к этому мифологическому персонажу, сколько проявление некоей таинственной причастности баенника к новорожденному и власти над ним. Ведь новорожденный, согласно древним верованиям, осмысляется как ≪добытый (полученный)≫ от определенных мифических сил. К такому добыванию (получению) детей в мифологических рассказах и поверьях причастны мать и каменка, с которой ассоциируется баенник. Это очевидно из следующего поверья: когда на каменку в бане льют воду, в которой вымыта рубаха, снятая во время менструаций, то на каменке слышится крик детей. Как выясняется, расхожее выражение ≪баня — мать вторая≫ некогда имело буквальное, дометафорическое значение. Следы представлений, в соответствии с которыми строительством бани обусловливается предстоящее деторождение, обнаруживаются даже в частушке:

Батька баенку построил —
Косяки еловые,
Матка деток наносила —
Все белоголовые.

Деторождение связано, с одной стороны, с культом очага, с другой —с культом предков: ≪Бездетная замужняя женщина могла обратиться за помощью к своим покойным родителям и родственникам до девятого поколения и рассчитывать на их магическое содействие≫. Взаимосвязь обоих культов (очага и предков) как раз и реализуется в образе баенника либо домового, что в известной мере предопределяет функциональную тождественность этих персонажей. Вот почему в данном контексте новорожденный осмысляется как ≪добытый (полученный)≫ от мифологического персонажа, в котором есть признаки домашнего божества и предка родо-начальника. Омовение совершалось в бане водой, которой приписывалась жизненная,физическая и магическая, сила, что очевидно из севернорусских банных заговоров: ≪Мать река — кормилица, раба-девица, в этой реки купался Иван да Марья, брала воду раба Божья (имя той, кто берет воду) рабу Божьему (имя ребенка) на крепкий сон, на долгий век (курсив мой. — Н.К.)≫

За омовением следовало паренье веником, также сопровождаемое заговором: ≪Не я тебя парила, не я тебя правила, — приходила баушка Саламанида из-за синего моря. Как истеного Христа мыла и парила, и приговаривала: не будь крикливой, не будь ревливой, будь уемной, будь угомонной, не будь жадной, не будь аушной (курсив мой. — Н.К.). Не она нас баушка Саламанида парила и правила, она только пару оставила≫.
Вспомним, что атрибутами обрядовой (в том числе родильной) бани служат такие дрова и веник, которые изготовляются из деревьев, отмеченных положительными знаками и обладающих магической силой. В сочетании с огнем они предопределяют судьбу того, для кого топится обрядовая баня. К числу атрибутов относится и ≪живая≫ вода, которая, соединяясь с ≪живым≫ огнем (т. е. добытым посредством трения из дерева или высеченным из кремня), при определенных обстоятельствах, особенно при пересечении сакрального времени с сакральным пространством, превращается в кровь (эквивалент: вино) или молоко. Так, согласно русским поверьям, вода
превращается в вино в ночь под Рождество или под Крещение, знаменующие собой начало и конец Святок — переходного периода. В финских и эстонских поверьях вода — молоко — кровь взаимозаменимы.

Качественный состав жидкости меняется в зависимости от приближения к сакральному времени или удаления от него. Так, в субботний вечер, накануне дня, посвященному Богу (первоначально, по всей вероятности, определенному языческому божеству), вода превращается в кровь. В пятницу, в субботу, в воскресенье, после полудня, эквивалентом воды оказывается молоко: ≪Говорили, что если ты все-таки пойдешь (в субботу вечером, после захода солнца, в баню. — Н .К .), то ты будешь поливать себя уже не водой, а кровью (курсив здесь и далее мой. — Н.К.)»; ≪В пятницу освященной водой, а в субботу чистой кровью»; ≪В пятницу водой, в субботу — кровью, а в воскресенье — молоком...»; ≪В четверг — водой, в пятницу — молоком, в субботний вечер — густой кровью»; ≪В субботу после полудня вода как молоко, вечером как вода, а после захода солнца как кровь». Все эти атрибуты соотнесены с каменкой и баней в целом, где безраздельно властвует ее дух-≪хозяин≫. Перед нами в очередной раз реализуется формула человекотворения, основные компоненты которой —огонь, вода, земля (дерево, камень)201. В связи с этим баня осмысляется как своего рода нутро, утроба, где из дерева и камня образуются кости,из воды и огня — кровь и тепло.

Цель банных родильных обрядов не только обеспечивать младенца жизненной силой , здоровьем запрограммировать ему счастливую судьбу, богатую жизнь, заложить в него желательные черты характера , одним словом, наделить новоявленного члена семейно-родовой общины ≪банным счастьем. В качестве порождений бани осмысляются люди и в древнерусской литературе:≪Людие Божии, язык свят, богатное срискание, лик православных, сынове бани (курсив здесь и далее мой. — Н.К.), чада благодати≫205 ;≪О христоименитии людие, сынове света, чада церковнии, порожденнии банею бытия\»ш А обряд крещения представлен как желание ≪породитися банею пакыпорождения≫, т. е. возродиться банею второго рождения. Принятие бани — крещения равносильно приобщению к бессмертию: ≪Мамельфа же моляше, абие прияти баню безсмертиа, рекгие крещения≫. (Характерно, что в ≪ Лексиконе славеноросском≫, составленном в начале XVII в. иеромонахом Памвой Берындой и опубликованном в 1627 г., слово баня имеет следующие значения: крещение, ванна, лазня, мыльня). Аналогичное осмысление бани отмечается и в раннесредневековой европейской традиции: в пастырском Слове на Богоявление римский епископ и мученик Ипполит (И—III вв.) отождествил очистительную силу крещения с ≪баней возрождения ≫

Источники:

  • Н.А. Криничная "РУССКАЯ МИФОЛОГИЯ Мир образов фольклора"
  • Суеверия и предрассудки в простом народе/ / ОГВ. 1885. № 75. С. 666; Из быта и верований карел Олонецкой губернии (продолжение).// ОГВ. 1892. № 74. С. 780.
  • Honko L. Geisterglaube in Ingermanland. S. 395, 397.
  • Книга Степенная царского родословия. Ч. 1 - 2 / / ПСРЛ. СПб., 1908-1913. Т. 21. С. 29.
  • Плач о пленении и о конечном разорении Московского государства// Памятники древней русской письменности, относящиеся к Смутному времени. 3-е. изд. Л.,1925. Ст. 219 (РИБ. Т. 13. Вып. 1).
  • Повесть о Стефане, епископе Пермском// Древнерусские предания (XI-XVI вв.)/ Сост., вступ. статья и коммент. В.В. Кускова. М., 1982. С. 182,217, 354.
  • Великие Минеи-Четии, собранные всероссийским митрополитом Макарием/Изд. Археогр. комис. М.; СПб., 1868-1917. Окт. 4-18.809.
  • Слово на святое Богоявление святого Ипполита, епископа епископа римского и мученика (II-III в в .)// Глаголы жизни. 1992. № 1.С. 12.
  • Потебня А. Этимологические заметки // Живая старина. 1891. Вып. 3. С. 120.
  • Криничная Н .А . Концепция происхождения человека: (по данным мифологии, фольклора и ранних философско-медицинских учений) / / Фольклористика Карелии. Петрозаводск, 1989. С. 17 и др. Заметим, что формулой человекотворения определяется происхождение многих фольклорных персонажей. Так, исцеляющийся Илья Муромец предстает как порождение различных элементов природы: земли (ее метафора: погреб), воды (метафорическая замена: питье) и огня (длительное сидение на печи). См.: Там же. С. 9,15—17.
  • Анимистические представления о жизненной силе, нетленной сущности, или душе, оказали значительное влияние на формирование многих фольклорных образов, коллизий и мотивов. Об этом см.: Криничная Н.А. Персонажи преданий: Становление и эволюция образа. С. 32, 35, 45, 60, 65, 67, 75-76, 97,118,123,151-152 и др.
Поделиться: