Баба Марта - западный аналог Морены

30 июля 2016

"Имя Марта (Баба Марта) встречается в фольклорных текстах о мартовской старухе у болгар, македонцев, сербов. Это имя связано с названием первого весеннего месяца и сходно с именем Мара (Марена, Морена, Марана, Маржана, Маржена) – именем славянского женского персонажа, связанного с плодородием и смертью, с сезонным умиранием и воскресением природы. Римско-италийский Марс (Māuors, Maurs, Mamers, Marmar, Mars, Mamurius, Mamercus), которому обязан своим названием март, также являлся божеством, связанным со сменой времен года и плодородием. (...) Весьма насыщен обрядами первый день марта, который на большей части рассматриваемой территории является первым в цикле дней, посвященных мартовской старухе. Многие обряды, запреты и рекомендации этого дня у румын и болгар связаны с боязнью вызвать нежелательные природные явления – снегопады, метели, заморозки, грозы, град. У болгар было принято выполнять различные обрядовые действия с огнем, чтобы умилостивить мартовскую старуху. Также жители Болгарии 1 марта вывешивали во дворе куски красной ткани, предметы одежды красного цвета, чтобы Баба Марта обрадовалась, и чтобы погода была хорошей.

Многие обычаи 1 марта направлены на обеспечение удачного хозяйственного года. Это в первую очередь различные запреты/рекомендации выполнять/не выполнять определенные работы.

Так, у румын и болгар встречается рекомендация сажать в этот день те или иные овощи, а также запрет варить что-либо (последний мотивирован опасением повредить посевам или вызвать грозу).
По представлениям балканских народов, первый день весны был связан с прилетом птиц, а также с пробуждением насекомых, змей и др. Румыны Олтении в этот день окуривали дома дымом горящих тряпок, чтобы уберечь их от змей и других «чудовищ». В румынской Молдове и Трансильвании зафиксирован обычай 1 марта «изгонять» из дома блох. У болгар в восточной, южной и юго-западной Болгарии первый день марта был насыщен обрядами, целью которых являлось избавление от змей, ящериц, блох, мышей и др. Чтобы изгнать блох, женщины вытряхивали половики, покрывала и др., подметают в доме, дети стучали камнями по стенам дома и т.д. С целью выгнать из дома и со двора змей и ящериц жгли костры, окуривали дымом дома и хозяйственные постройки. В Девинско 1 марта дети обходили дома односельчан, звеня в колокольцы, чтобы выгнать змей и блох. Исполнение в первый день марта обрядов, направленных на изгнание «хтонических» животных, зафиксировано также у македонцев (Радовиш, Охрид, Струга) и у мусульман Черногории (Подгорица).
Первый день марта связан не только с пробуждением (и изгнанием) «хтонических» животных, но и с прилетом птиц, с обрядами их встречи и практиками, направленными на защиту от связанной с ними опасности. На юго-западе Румынии (уезд Мехединць) считалось, что 1 марта нельзя выходить из дома, ничего не съев, т.к. в этом случае можно быть «испорченным» кукушкой (spurcat de cuc). У жителей ряда районов Греции и юго-западной Болгарии первый день марта был днем встречи ласточек. Дети группами ходили по селу с фигуркой ласточки и пели песни, посвященные прилету ласточек (у греков), приходу весны и началу весенних работ (у болгар). Песни, посвященные прилету ласточек, исполнялись 1 марта и у албанцев.
Балканские народы являются преемниками византийской и переднеазиатской традиции отсчитывать новый год с начала весны или со дня весеннего равноденствия. Отнесенность Нового года к 1 марта проявляется в т. ч. в приуроченности к этой дате «заемных» или «старухиных» дней и связанного с ними комплекса обрядов. Этот период соответствует большинству «параметров» циклически повторяющегося «Нового года», сформулированных М. Элиаде в теории «вечного возвращения» – «визиты» мертвых к живым, присутствие на земле хтонических существ, тушение старого и зажигание нового огня, обряды очищения, изгнание демонов и т.д. Наступление сезонного перелома отражается и в терминологической нагруженности этого переходного периода, причем хрононимы часто имеют отрицательные коннотации, отражающие предполагаемую опасность этого времени для людей.
Третья глава «Мартовская нить: предметный код в ритуально-мифологическом контексте» посвящена весеннему украшению-оберегу балканских народов – мартовской нити, период ношения которой часто совпадает со «старухиными» («заемными») днями. В данной главе обозначается ареал распространения этого украшения-оберега, говорится его о номинации, об особенностях изготовления и ношения мартовской нити у различных балканских народов, о функциях мартовской нити.
Мартовская нить в контексте календарной обрядности балканских народов является знаком, символизирующим приход весны, который, вероятно, можно рассматривать, пользуясь терминологией М. Элиаде, в качестве «концентрированного мифа», как своего рода «синоним» легенды о мартовской старухе в культуре балканских народов. Однако если легенда о мартовской старухе известна не только в Карпато-Балканском регионе, но и в Западной Европе, и на Ближнем Востоке, то обычай ношения мартовской нити встречается только у балканских народов – румын, арумын, молдаван, болгар, македонцев, греков, албанцев.
Большинство наименований мартовской нити перекликается с названием месяца: рум. и молд. mărţişor, молд. mărţiguş, арум. m`arţu, болг. мартеница, мартеничка, мартичка, мартенича, мартишора, марта, Баба Марта, макед. мартинка, мартинче, марте, греч. ου Мαρτ’, ου Мαρτ’ς, το Мαρτοάτονο.
Хроматика мартовских нитей в разных местностях может быть различна, однако чаще всего в ней присутствуют красный и белый цвета. Для южных славян слова «белый» и «красный» являются в определенном смысле синонимами слова «красивый». Так, у болгар и македонцев бела-червена – устойчивый эпитет для красивой девушки или женщины (ср. рус. «красна девица»). У македонцев существует поговорка-пожелание для тех, кто носит мартовские нити: «да сме бели и червени» и т.д. В румынском языке прилагательное «белый» (alb) может использоваться в значении «прозрачный», «чистый», «невинный». Выражение «белые дни» (zile albe) обозначает безмятежную, счастливую жизнь, «белый свет» (lumea albă) в народных сказках означает «реальный мир», «мир людей». Обозначение красного цвета в румынском языке имеет скорее отрицательные коннотации: «a vedea roşu (înaintea ochilor)» («видеть красное перед глазами») означает «разозлиться», «выйти из себя». Учитывая то, что в ряде случаев в румынских, а также в македонских и албанских мартовских нитях присутствует черный цвет (наряду с красным и/или белым), автору кажется возможным применить в данном случае гипотезу В. Тернера о символике белого и красного в ритуалах, проверенную этим исследователем на материалах африканских культур («Символ и ритуал». М., 1983). Как пишет Тернер в своей монографии, черный цвет может присутствовать в триаде «белый – красный – черный» как «молчаливый партнер» и часто исчезает из символики ритуалов. Можно предположить, что подобным образом исчезает черный цвет и из мартовских нитей, т.к. о таких явлениях, как темнота, холод, бесплодие, смерть, упоминать нежелательно. Так, мартовская нить у балканских народов чаще всего является двуцветной, красно-белой, и оба цвета символизируют свет, плодородие, жизнь, удачу.
Обычай ношения мартовских нитей Л. Йорданова и А.А. Плотникова считают генетически связанным с обычаем вывешивать во дворах в первый день весны различные предметы из ткани, пряжи, ниток красного цвета. Однако обычай ношения мартовских нитей распространен в гораздо более широком ареале, нежели обычай вывешивания 1 марта во дворе красной ткани и одежды. Согласно исследованиям А.А. Плотниковой, конфигурация изодоксы «мартовская нить» располагается почти параллельно изодоксе «вывешивание 1 марта красной ткани».
Румынский исследователь И. Гиною напрямую связывает обычай ношения мартовской нити с легендой о мартовской старухе (Бабе Докии), которая, поднимаясь со стадом в горы, якобы пряла нить года, подобно тому как Мойры или Парки пряли нить человеческой жизни. Образ мартовской старухи в представлениях румын действительно связан с прядением. Согласно вариантам легенды, известным на Буковине, в Трансильвании и на юго-востоке Румынии, Баба Докия отправилась в горы, заткнув за пояс прялку и взяв с собой кудель (этот мотив встречается также в сербских и греческих вариантах). В некоторых районах Румынии прядение считалось единственной работой, выполнение которой допустимо 1 марта.
Дни ношения мартовских нитей часто, но не всегда совпадают с днями, «посвященными» мартовской старухе. Надевали мартовскую нить, как правило, 1 (или 14) марта, реже – в первое новолуние марта (в некоторых местностях Румынии), в последний день февраля (у некоторых групп арумын). Мартовскую нить могли носить один день (румыны, болгары, албанцы), три дня (румыны, болгары); девять дней – обычно всего с 1 до 9 марта, т.е. до Благовещения (румыны, молдаване, болгары), двенадцать дней (румыны, молдаване), сорок дней (болгары). У румын и молдаван число дней ношения мартовской нити часто бывало равно числу дней, в течение которых Баба Докия, поднималась в гору, и числу кожухов, которые она надела, отправляясь в путь – девяти или двенадцати.
В ряде местностей мартовскую нить носили с 1 до 25 марта, т.е. до Благовещения (болгары, греки), до Вербного воскресенья (румыны), до Пасхи (румыны, греки), до дня св. Георгия (албанцы), до дня св. Иеримии (румыны). В некоторых районах Болгарии ее носили до начала жатвы.
Часто мартовскую нить носили до прилета каких-либо птиц – аистов (румыны, молдаване, болгары, македонцы), цапель (болгары), ласточек (болгары, македонцы, греки), или до тех пор, пока впервые не закукует кукушка (румыны, болгары). По представлениям жителей ряда районов Румынии и северо-западной Болгарии, первое пение кукушки должно приходиться на Благовещение (25 марта). Согласно примете, бытующей в некоторых районах Греции, именно в этот день прилетают ласточки. По представлениям жителей западной Македонии, мартовскую нить нужно было носить именно для того, чтобы первое пение птицы не принесло человеку несчастье, болезнь или смерть. У болгар, кроме того, встречается обычай снимать мартовскую нить, впервые увидев змею.
У румын и болгар известен также обычай носить мартовскую нить до начала цветения какого-либо дерева или кустарника. В этом случае ее вешают на ветку. Обычай вешать мартовскую нить на ветку дерева встречается также у греков и албанцев.

Баба Марта - западный аналог Морены. Часть 2.

Поделиться: